961 оценок 5 рейтинг, 961 оценок

Смотреть русские мелодрамы очень интересные

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


Анекдоты

Индейцы Майя были правы. Миру всё-так пришёл конец в 2012 году. Согласитесь: всё, что сейчас происходит, язык не поворачивается назвать миром.

Афоризмы

Думать легко, а вот сделать гораздо труднее.

Еще из жизни «Дикой дивизии» Дембельский альбом… …как много в этом звуке. Кто служил в стратегических или частях со сходным режимом секретности, сдувая периодически густой слой пыли с дембельского альбома, вспоминает не только годы службы, но так же процесс изготовления, хранения и транспортировки этого теперь никому не нужного сокровища, потому как: а) изготовление и хранение является смертным грехом (встречались шедевры, где на кальке между фотографиями красиво, черной тушью были нанесены подлинные схемы ракет, карты местности с указанием расположения части и ТТД совсекретного оборудования. Не сажали авторов этих сюжетов только потому, что понимали - не по злому умыслу, а по недомыслию и понту ради. Но наказывали жестоко и уничтожали все в зародыше.) б) запрет на имение в личном пользовании любого фотооборудования делал любые фотоматериалы (даже опостылевшую рожу родного командира) страшным дефицитом. в) капитальный шмон при увольнении сводил на нет все труды, если не подсуетиться и не переправить альбом по другим каналам. Но делали, делали несмотря ни на что, и доставали краски, и грунтовали листы, и корпели ночи напролет… Эх, эту бы энергию - да в мирных целях. Вася Меджидов был неудавшимся радиомехаником и очень даже удавшимся каптерщиком. Кроме своего настоящего имени, которое не мог выговорить никто, даже он сам, Вася обладал еще рядом достоинств: он мог достать все что угодно, ревизия у него в каптерке выявляла только излишки, легко и непринужденно втирался в доверие к нужным людям. Высокомерная завмаг Любочка, для которой офицеров званием ниже майора не существовало, а солдаты вообще были пылью у дороги, общалась с Васей с улыбочкой, шепотом, и исключительно с черного хода. Внешне же Вася был мал, худ, лицом черен и страшен, и откликался на позывной Чума. Есть в восточных людях любовь к украшательству и вычурности. Мы долго не могли понять, зачем Вася заставляет вновь прибывших в часть воинов при получении обмундирования кроме росписи-закорючки в графе «получено» писать полностью ФИО «…красыво пыши, понэль? » Много позже выяснилось, он ищет бойца с женским почерком, чтоб тот ему за малую мзду и клятву сохранения тайны строчил письма якобы от любимой девушки. Которыми Вася хвастался перед такими же зэмляками. Имел Вася и альбом, где прослеживался его доблестный боевой путь ракетчика и смотреть русские мелодрамы очень интересные связиста. И поскольку сам Вася был на особом счету, то и альбом он хранил у себя в каптерке не пряча, на видном месте. Как-то раз, проводя ревизию в каптерке, командир группы капитан Бобров от нечего делать стал альбом листать. Дойдя до рубрики «Помним, любим, ждем!», куда помещаются фотографии близких родственников, любимых, друзей по гражданке и т.д., Бобров притормозил листание, взгляд его стал свинцоветь, а кожа на скулах натягиваться. «Это что? » - ткнул он пальцем в большую фотографию на развороте. «А, ето! » - глянув через плечо, сказал улыбающийся Вася - «Ето, трщ капытан, мой любимый дэвушка! Карасывый, да!? » Бобров покраснел, потом побледнел, взял альбом наперевес (кило 5-8 толстого картона в окладе из фанеры, обшитой шинельным сукном и с бронзовыми вставками) и двинулся на Васю. «Это что?!!! » - зарычал капитан. Вася уже заметил разительную перемену в командире, улыбка начала сползать с его лица, он отступал, но по инерции повторял: «Ета мой любимый дэвушка». «Ах ты сука чумазая! Гандон ты ношеный! Я те щас яйца поотрываю! » - и вместе с отборной армейской бранью на Васю посыпались удары. Васю в свое время били много, часто и порой, с его точки зрения, беспричинно. Он понимал, что упорол какой-то косяк, и стоически сносил удары и мат. На шум в каптерку вошел еще один офицер, старший лейтенант Радченко. На его немой вопрос и недоумение на лице капитан Бобров экзекуцию прекратил, оправил форму, пару раз глубоко вздохнул и объяснил: «Прикинь, Сань, эта обезьяна говорящая вклеила в свой сраный альбом фотку моей жены и утверждает, что это его лубимый дэвушка! » На развороте красовалась цветная фотография - хорошенькая девушка в купальнике на фоне моря. Внизу надпись «Крым» и дата. «Представляешь, это еще досвадебная фотка!». «Ты где фотографию взял, урод!? » - обратился он к притихшему в углу Васе. Вопрос был скорее риторическим, потому что оба офицера, прибегая периодически к Васиным услугам «доставалы», знали, что Васю можно бить, пытать, но клиентов и поставщиков он не сдает. Тем и ценен. Бобров легко выдернул из альбома фотографию. Взгляд на оборотную сторону фото вызвал в нем очередной приступ гнева и новую серию пиздюлей для Васи. На обороте красивым женским почерком было выведено: «Васечке от горячо любящей Оли! Люби меня как я тебя! » и еще какая-то лабуда в стихах. Васины яйца спасло только то, что при дальнейшем рассмотрении в альбоме обнаружилась еще дюжина фотографий жен младшего, среднего и старшего офицерского состава с аналогичными подписями. Ракетчик


Стихи

Однажды ты поймешь, что не права. В другой постели охая чуть слышно. И в этот миг ты выкрикнешь слова. Ах! Черт возьми! Как все удачно вышло!